Достопримечательности города Вудбридж (США штат Нью-Джерси)

1. Эмпайр-стейт-билдинг

Лидер хит-парада — Эмпайр-стейт-билдинг. Это 102-этажное здание известно всем хотя бы по сцене из «Кинг-Конга», когда огромная плюшевая обезьяна с кожаной грудью, взгромоздившись на шпиль небоскреба, сбивала лапой маленькие самолетики, зажав в другой лапе похищенную девушку. Эта башня — безусловный символ Нью-Йорка, проглядывающий во всех фильмах, снятых в этом городе; но вообще-то залезать на нее — дело скучнейшее и отнимающее массу времени. Тут же в чем закавыка: поднимаются наверх (отстояв двухчасовые очереди) в основном те, кто Бруклинский мост не отличит от Манхэттенского, Бродвей не заметят вовсе и вряд ли вспомнят разницу между авеню и стритами, сетку которых и интересно рассматривать с высоты полета. Но люди продолжают мужественно стоять и фотографироваться в любую погоду и при любом освещении, и даже в непроглядном тумане.

А еще хорошо взять вертолетный тур, в котором гидом выступает пилот, а потом бродить по городу в поисках зданий, увиденных с высоты.

Почти не уступает в популярности Эмпайру. А вот я его очень не люблю, и если оказываюсь там, то исключительно по воле приезжающих впервые в Нью-Йорк знакомых. В основном обращаю их внимание на небольшие островки скальных пород, «вспарывающие» ухоженные лужайки, — вот такой Манхэттен был изначально, вот его фундамент, на котором стоят все эти безумные небоскребы. Причина моей нелюбви — бессчетные толпы туристов, которые как будто нарочно стремятся попасть под ноги бегунов и под колеса велосипедистов. В парке неспокойно и неуютно. Это, конечно, легкие города, но как же тяжело там маневрировать среди людей с фотоаппаратами, желающих увидеть знаменитое водохранилище Жаклин Кеннеди Онассис — самое популярное место для пробежек киногероев всех мастей.

3. Статуя Свободы

Большинство моих знакомых, проживших в Нью-Йорке помногу лет, никогда не поднимались на зеленую леди. И не собираются: делать на маленьком островке совершенно нечего, кроме как ходить вокруг ног дамы, которую с такого близкого расстояния даже не сфотографируешь. Тем более последние годы она в перманентном ремонте: то голову чинят, то тело. Гораздо приятнее сесть на бесплатный паром от Манхэттена до Стэйтен-Айленда и обратно и посмотреть на статую издалека. Тут тебе и ощущение эмигранта, приплывающего из Европы, и хороший вид на статую, даунтаун и океан (особенно на закате) и, собственно, огромный паром, по которому можно бегать и снимать окружающее со всевозможных ракурсов. Тут же можно ощутить себя не туристом, а обычным жителем: вечером уставшие менеджеры переезжают с одного острова на другой, болтают о том о сем; слушать их разговоры — все равно что сидеть на московской кухне. Кстати, говорят американцы между собой все больше о еде.

В ресторан, про который американские друзья говорят: delicious, amazing, потрясающий, невероятный, о-бал-ден-ный!!! — лучше не заходить, или тщательно выбирать время посещения. Потому что, вероятнее всего, там будет огромная очередь (американцы обожают постоять в очередях), а еда не будет выделяться ничем особенным. В Нью-Йорке о многом говорят в наивысочайших оценках, традиция такая: здесь все самое лучшее, самое вкусное и самое необыкновенное. Отчасти это правда, и это страшно затрудняет пользование приложениями типа Yelp и Foursquare; ругать — дурной тон, и вы узнаете, что именно в этом конкретном месте продается the best pizza in the world, впрочем, и вон в том ресторанчике за углом тоже подают the best pizza. Поэтому к советам приложений прислушивайтесь аккуратнее и смело заходите туда, где вам понравится интерьер, запахи, атмосфера и т. д. В Нью-Йорке еда везде на высоком уровне. Большая проблема только с русскими ресторанами. Почему? Загадка.

Пожалуй, самое большое разочарование в Нью-Йорке. После московского «Макдоналдса», например, на Пушкинской, который вообще почти ресторан, и где влюбленные парочки с цветами, студенты — в общем, приятная публика, и где еда-то в целом вкусная, а кофе так и вообще хороший, американские «Макдоналдсы» — грязные, отвратительные забегаловки. И лучшая антиреклама заведения — это распахнутые двери, через которые с трудом протискивается очень большой человечище. Картошка и бургеры при всем при этом просто невкусные. Примерно та же ситуация с сетевыми гигантами Burger King, Dunkin Donuts и Baskin Robins.

Вообще-то, я люблю Таймс-Сквер. И всегда машу огромному экрану, где показывают меня и еще десяток человек. Чувствую себя при этом полной идиоткой, но очень счастливой. Таймс-Сквер — такое место, куда по всем правилам ходить бы не надо, но на самом деле очень стоит. Здесь энергия всего Нью-Йорка, тут гигантский трафик людей и машин, сумасшедшая ультрасовременная реклама, почти проникающая в тебя, кроме того, несколько детских магазинов, в которых обычно пропадают даже взрослые. Банальнейшее «перекресток мира», но точнее не скажешь. Единственный день, когда появляться здесь не стоит точно, — это 31 декабря. В полночь с небоскреба спускают хрустальный шар, знаменующий приход нового года. Но, чтобы дождаться этого момента, надо отстоять на огороженной площади не меньше четырех часов без туалетов и алкоголя. Меня всегда поражает, как люди в такой ситуации умудряются так искренне радоваться какому-то шару.

Каждый вечер на Таймс-Сквер стоят очереди к красным кассам с большими буквами TKTS. Тут продают билеты на вечерний мюзикл со скидкой. Стоит билет в среднем 80 долларов. А в Метрополитан-Опере в это время дают «Манон» с Нетребко, а в Бруклинской академии музыки — спектакль с Кевином Спейси, а в кинотеатре IFC — вечер раритетного кино, а в Blue Note — выступление известного джазового квартета, а в отеле «Карлайл» на кларнете играет Вуди Аллен, и все это сравнимо по цене или даже дешевле поставленного на поток грохочущего, яркого и совершенно бессмысленного мюзикла вроде «Король Лев».

В Гарлем ходить надо, но не за тем, за чем туда ходят впечатлительные читатели путеводителей. А ходят они туда, чтобы на свой страх и риск повстречать больших и страшных негров. Казалось бы, сама мысль о стреляющих без предупреждения и ворующих автомобили у нечаянно остановившихся на светофоре несчастливых автолюбителей является наивной чушью, но такое отношение до сих пор встречается так же часто, как у американцев мысль о том, что по Москве ходят медведи. Медведи, между прочим, ходят по улицам в соседнем штате Нью-Джерси, а негров бояться лучше ездить в Квинс, при этом ночью, при этом истошно крича: Nigga! Впрочем, за слово nigga можно получить и в респектабельном районе Манхэттена.

Фото и описание

Когда в XVII веке здесь появились голландцы, они три раза пытались выстроить на острове поселение, но все три раза его уничтожали индейцы. В 1675 году тут поселился британский капитан Кристофер Биллопп. Легенда гласит, что за остров в это время спорили штаты Нью-Йорк и Нью-Джерси. Спор разрешили следующим образом: сумеет Биллопп обогнуть остров по воде за один день — он отойдёт к Нью-Йорку. Биллопп сумел, и теперь мэр Майкл Блумберг ссылается на эту легенду как на исторический факт.

Остров сыграл своеобразную роль в войне за независимость: здесь готовился британский десант, который высадился в 1776 году в Бруклине и захватил весь Нью-Йорк. В XVIII-XIX веках местность эта именовалась Ричмонд и была самостоятельным городом. В 1898 году Статен-Айленд вошёл в состав Нью-Йорка на правах района. Такое поглощение не слишком обрадовало островитян: в 1993 году они на референдуме даже высказались за отделение от Нью-Йорка, но Ассамблея штата заблокировала инициативу.

Являясь частью мегаполиса, Статен-Айленд сохраняет неповторимый дух «одноэтажной Америки». Большинство полумиллионного населения острова живёт в собственных домах с зелёными двориками. В отличие от Манхэттена, автомобиль тут — необходимость: без машины (а то и нескольких) жить на острове невозможно, здешний общественный транспорт не слишком развит. Ближайший супермаркет может находиться в нескольких милях от дома, то же самое — школы, аптеки. Островитяне ценят эти тишину и спокойствие. Пятую часть местного населения составляют иммигранты из России.

До 1964 года попасть в Нью-Йорк со Статен-Айленда можно было только паромом. Появление моста Верразано-Нэрроуз сблизило остров с остальным городом. Но оранжево-синие паромы по-прежнему курсируют между островом и Манхэттеном, позволяя пассажирам обозреть мост Верразано (один из крупнейших в мире), статую Свободы, небоскрёбы Манхэттена.

На острове имеются зоопарк с отличной коллекцией гремучих змей, культурный центр с Ботаническим садом и Детским музеем, очень красивая набережная на Южном пляже, протянувшаяся более чем на три километра, множество парков. Статен-Айленд строит сейчас крупнейшее в мире колесо обозрения. А в доме-музее Элис Остен можно познакомиться с творчеством этой замечательной фотохудожницы — она запечатлела остров таким, каким он был век назад.

Источники

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть