Достопримечательности города Нязепетровск (Челябинская область)

Исторические достопримечательности Нязепетровского района

Исторические достопримечательности Нязепетровского района

НЯЗЕПЕТРОВСКИЙ РАЙОН образован 4 ноября 1923 года в составе Свердловского округа Уральской области; с 17 января 1934 года он входит в состав Челябинской области. Административный центр – г. Нязепетровск.

О том, что жизнь на его территории существовала очень давно, свидетельствуют находки останков мамонтов, шерстистого носорога.

Фрагмент нижней челюсти мамонтенка, найденный А.И. Аристовым в так называемой Позднышевой Яме, ниже по течению урочища Каменные луга реки Уфа

Карта с обозначением мест обнаружения палеофауны

Свидетельствами пребывания на территории района древнего человека являются более 20-ти археологических памятников каменного, бронзового, железного веков и средневековья, расположенных по берегам рек, и открытых в ходе археологических раскопок разных лет. Среди наиболее значительных:

– Стоянка Шемаха-1 – одна из самых древних на территории Челябинской области (расположена в 300 м к юго-западу от с. Шемаха).

–  Городище древних металлургов в урочище Серный Ключ близ Нязепетровска.

Это отвесный утес, огороженный две с половиной тысячи лет назад рвом и крепостной стеной, за которой стояло около двух десятков глиняных домниц для выплавки меди и железа. Среди обнаруженных здесь археологами находок, выплавленное из меди изображение древнего божества, свисающего с ветвей дерева. Все находки переданы на хранение в Нязепетровский музей быта горнозаводских рабочих Урала.

– Араслановская писаница. Древние рисунки обнаружены на скале высотой около 40 м., расположенной на правом берегу реки Уфа, на расстоянии около 3-х км вниз по течению от с. Арасланово, и в 4-х км к западу от одноимённой железнодорожной станции. Рядом находится грот, где, судя по находкам, совершались культовые обряды.

В пределах восьмиметрового панно выделены 2 группы рисунков: северные (с 6 фигурами) и центральные (с 8 изображениями); найдены также 2 одиночных рисунка. В северной группе крайнюю позицию слева занимает фигура животного, напоминающего медведя.

По обобщенным данным, рисунки датированы поздним железным веком (9 – 7 в.в. до н.э.).

До середины XVIII в. территорию населяли, в основном, башкиры племени балакатайцев. С его историей можно познакомиться в Центральной библиотеке Нязепетровска, где имеется несколько экземпляров книг серии «Генеалогия балакатайцев», написанных  И. В. Галлямовым и Р. Р. Кутушевым.

В 1714 году на реке Уфа была основана Сорокинская пристань (ныне село Шемаха), откуда начиналось водное путешествие продукции заводов Кыштымского горного округа в европейскую часть России. Есть архивные данные о том, что рядом с этой пристанью на реке Шемаха в 1716 году Никита Никитич Демидов основал казенный завод по производству пушечных ядер. Позднее здесь производилось небольшое количество сортового железа, гвоздей и якорей. К концу XIX века оборудование износилось, и объём производства сократился. В 1907 году завод был закрыт. В XX  веке плотина заводского пруда была разрушена, и пруд перестал существовать.

Остатки земляной плотины и бревенчатый слив у Шемахи

Сам Нязепетровск основан в 1747 году у слияния рек Уфа и Нязя. Изначально это был поселок, возникший в связи со строительством купцом Петром Осокиным чугуноплавильного и железоделательного завода с большой пристанью. Поначалу здесь выпускалось листовое кровельное железо. Чрезвычайно эластичное нязепетровское железо помечалось заводским клеймом – рыбкой. Кроме того, с завода шёл штыковой чугун. Руду поставляли из 34 окрестных рудников.

Во время восстания Пугачёва (1773-1775 г.г.) рабочие выступили на стороне восставших, 50 человек пополнили ряды армии Пугачёва. Также оказали ему поддержку деньгами и фуражом на общую сумму 5,5 тысяч рублей. На заводе отлили для бунтовщиков 5 пушек. Зимой 1774 года завод был сожжен до основания. Восстановили его только спустя 2 с лишним года. Зато к концу XVIII века здесь уже работали 2 домны. Предприятие вошло в Кыштымский горный округ. В годы войны с Наполеоном завод выпускал пушечные ядра, бомбы, гранаты и картечь для русской армии.

Сегодня Нязепетровский завод производит башенные краны под брендом GIRAFFE (жираф), который уже хорошо известен не только в России, но и за рубежом.

На территории завода с прежних времен сохранилось здание механического цеха, которое признано историческим памятником областного значения. Оно построено в стиле русского классицизма. Сохранились кованый элемент в конструкциях перекрытия, арочные своды внутри здания. Пластику бокового фасада формирует декоративная кирпичная кладка.

В те времена многие заводские рабочие имели лесные заимки, где вели собственные «подсобные» хозяйства. Держали коров, лошадей, овец, сеяли овес, огородные культуры. По этой причине на лето завод закрывался, и народ разъезжался по этим заимкам. Большую карту с местами их расположения на территории района можно посмотреть в Нязепетровском музее быта горнозаводских рабочих Урала. Это музей, с уникальной по своей тематике экспозицией, находится в здании бывшего волостного правления.

Бывшая волостная управа, а ныне музей быта горнозаводских рабочих Урала

В 1912-1916 гг. через Нязепетровск прошла железная дорога (от Бердяуша до Дружинино)  для связи бакальских рудников с потребителем – заводами Среднего Урала. Дорога эта была построена по инициативе Д.И.Менделеева. Строили ее, в том числе, и пленные австрийские солдаты. В память об этом в Нязепетровске остался вот такой архитектурный памятник.

В полусводчатой конструкции некоторых перекрытий дверных и оконных проемов отчетливо просматривается стилевой оттенок западноевропейского «промышленного» барокко.

Затем грянула революция. Нязепетровск отметился тем, что власть Совету рабочих депутатов здесь перешла раньше, чем в Петербурге. Прошлась по этой земле и гражданская война. Здесь велись бои между красными отрядами и белочехами.

В 20-е годы чекисты ловили в местной тайге банду Синицына. Были ли это идейные борцы или обычные грабители – точных сведений краеведы пока не предоставили.

Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на территории района находились завод, эвакуированный из г. Краматорска, военный госпиталь и Ростовское военное училище.

Следующая значимая веха в истории Нязепетровска связана со строительством водохранилища на реке Уфа. Заполнено оно было в 1976 году. Его предназначение – резерв питьевой воды для Екатеринбурга.

О Нязепетровске и Нязепетровском районе есть немало сведений в сети Интернет. Более подробно с его историей можно познакомиться, например, в Википедии на:https://ru.wikipedia.org/

Жительница Нязепетровского района Нина Анатольевна Щукина, библиотекарь калиновского филиала библиотеки, в письме в редакцию интересно рассказала о работе женского клуба «Хозяюшка».  Мы решили, что нужно с хозяюшками встретиться.

Экскурсия

Хозяюшки повели меня на экскурсию по селу. Посмотрите направо — здесь у нас была столовая, посмотрите налево — здесь у нас был свинарник. А вон там, на горке, была котельная: в Калиновке было когда-то центральное отопление. А это — бывший клуб. За редкими исключениями хозяюшки — дамы зрелого возраста, и свою деревню они видят двойным зрением: и глазами, и памятью. И в памяти все здесь полно жизни, все связано с именами друзей, родных…

Поднялась по перекошенным деревянным ступенькам клуба, заглянула в темноту и сырость: пола нет — доски растащили, много мусора, на стенах — убогое граффити с признанием в любви некоему «Ромачке».

Эх! Очаг культуры… И где сейчас этот «Ромачка»? Живет ли еще в Калиновке или уже давным-давно перебрался куда-то, где клубы, столовые, школы и детсады не в руинах?

Перед клубом на удивление ухоженный скверик с мемориалом участникам Великой Отечественной войны.

Мои экскурсоводы подошли к мраморным плитам, кто-то погладил рукой родное имя, высеченное в холодном камне. Каждая буковка заботливо обведена золотистой краской. Это хозяюшки на субботнике постарались: «Холодно было, ветер, руки стынут — а мы рисуем!» В углу оградки — деревянная скамеечка: ее сделали Раиса Николаевна Щербинина с сыном, чтобы, если кто стоять не может, присел и помянул своих.

Хозяюшки при помощи депутата сельского Совета Светланы Фелетулловны Деляевой организовали субботник и на кладбище. Заранее дали объявление в газете, на магазине повесили. Тогда пришли многие, кого и не думали увидеть, приехали из Нязепетровска, Ункурды, даже три трактора было. Почти полностью поваленную изгородь — подняли, несколько старых берез упало — распилили и вывезли. Хорошо поработали, но, говорят, еще два таких субботника нужно, чтобы полностью навести порядок.

Теперь надо покрасить заржавевшие кладбищенские ворота, С. Ф. Деляева уже и краску купила. Обошлась банка в 600 рублей, чтобы вернуть ей деньги, нужно собрать по 20 рублей со двора, уговор — сдавать деньги продавцу в магазине. Но, видно, волна энтузиазма схлынула.

— Сегодня видела в магазине мужчину, у которого, точно знаю, деньги сейчас есть, — рассказывает Нина Анатольевна. — Я и напомнила ему про 20 рублей. А он мне: «Да? Не слышал». Купил сигареты, сдачу забрал — и пошел.

Оживленное место в Калиновке — магазин. Хозяева не так давно сменились, сейчас возит товар предприниматель Людмила Анатольевна Данилова. Какой только мелочевки здесь нет! А если все-таки чего-то не оказалось, то оставь заказ — привезут. Правда, цены кусаются. Например, сахар в Нязепетровске можно найти по 37 руб., а в калиновском магазине — по 48. И если есть возможность, люди стараются привозить необходимое из города. Еще один деревенский «минимаркет» — почтовое отделение. Здесь, конечно, хлеба и молока нет, но консервы, макароны, сладости, промышленные товары можно выбрать.

Вот так достопримечательность!

Калиновку на две части делит речушка Майгаш. В прежние годы она была запружена дамбой, по которой проходила дорога, в прудке водилась рыба. Но 5 — 6 лет назад дамбу размыло паводком, пруд ушел. Размытая дамба уже не раз становилась поводом для газетных публикаций, будто какая-то достопримечательность, и вот — снова о ней.

Два года назад промоину в дамбе засыпали, правда, пруд так и не наполнился, но ходить и ездить было можно. Этой весной большая вода снова размыла запруду. В телефоне Нины Анатольевны сохранены фотографии, как они с хозяюшками штурмуют крутые откосы размытой дамбы, и это похоже на тренировку скалолазов.

Позже мы позвонили главе Ункурдинского сельского поселения Нязепетровского района С. В. Козионову, он пояснил, что жители просят восстановить и мост, и пруд, и сейчас заключен договор подряда на выполнение ремонтных работ, они должны быть завершены до конца июня. А пока ходить через дамбу опасно, и на дороге стоят знаки, запрещающие проход и проезд. Но останавливают они не всех, кто-то даже прорубил в крутом откосе ступеньки: то ли тяга к экстриму у людей непреодолима, то ли  им жалко потратить 5 — 10 минут, чтобы пойти в обход и перебраться на ту сторону реки по другому мостику.

Сергей Владимирович опасается несчастного случая:

«Пожалуйста, калиновцы, потерпите еще немного, пока не закончатся ремонтные работы, не рискуйте своим здоровьем ради нескольких минут!».

Сто затей

Жилые дома в Калиновке перемежаются заброшенными. Подряд стоят несколько пустых кирпичных построек: окна выбиты, крыши раскрыты. Это совхозные дома, но в двухтысячном году совхоз приказал долго жить, люди потеряли работу и многие разъехались. Стало мало детей — закрылась и девятилетняя школа, уехали и учителя с семьями. В опустевшей школе обосновались клуб и библиотека, но ненадолго: случился пожар.

Вот тогда и пригодился один из брошенных совхозных домов: в нем поселилась калиновская библиотека. Библиотекарем работала Евгения Щукина, дочка Нины Анатольевны. Но и Евгения с мужем подалась в Челябинск, а работу передала маме «по наследству»: она как раз стояла на бирже труда, потому что… два года назад закрылся и детский сад, в котором она проработала всю жизнь. Ожидаемо это было: сейчас на всю Калиновку только двое дошколят.

Постоянно бывают на заседаниях клуба 10 — 12 женщин, но сегодня смогли прийти только шесть. Хозяюшки накрыли стол к чаю, вынесли слегка контуженный самовар. Пострадал он во время того пожара: спасали имущество и выкинули его из окна, бок помялся, но воду кипятит исправно. Женщины хлопочут и переговариваются о домашних делах.

«У меня сегодня машинка стиральная работала, работала, вдруг заикала и встала: напор слабый, — рассказывает Нина Анатольевна. — Говорят, опять где-то прорвало, вот башня-то водонапорная наполняется — и сразу из нее все вытекает».

Для меня поясняют: «Водопровод-то у нас старый, сгнил с советских времен».

Выясняется, что костяк клуба — бывшие сотрудницы закрытого детского сада. Тоже на бирже постоять пришлось, а сейчас подходит пенсионный возраст. Только повару Ольге Георгиевне Сиковой  до пенсии еще далеко, и она устроилась нянечкой в нязепетровский детский сад «Березка», сняла в городе квартиру и сейчас лишь по выходным да в отпуск приезжает к маме в Калиновку, заходит на огонек «Хозяюшки».

Начиная с октября прошлого года хозяюшки встречаются дважды в месяц. Вот неполный перечень их затей. Проводили вечер русской поэзии, слушали в звукозаписи и сами читали стихи. На Масленицу провели дегустацию своих блинов, делились рецептами. К 9 Мая устроили шествие «Бессмертного полка».

Освоили модульное оригами. Прочитали в газете о персональной выставке Г. М. Васевой, пригласили ее на свое заседание, чтобы она провела мастер-класс по плетению корзин из газет, теперь и хозяюшка Галина Радионовна Баязитова плетением увлеклась, и на полочках в библиотеке красуются ее изящные поделки.  А Антонида Николаевна Коршевских еще со времен работы в детском саду увлекается квилингом, и теперь на стенах — роскошные панно, выполненные в этой технике.

На полу, на подоконниках, повсюду большие и маленькие горшки, кадки с цветами — монстера, бегония, эухарис, гибискус, герань… Это Нина Анатольевна потихоньку перетаскивает на работу свою домашнюю оранжерею: дома-то уже давно некуда ставить. На одном из окон — цветочная рассада: скоро хозяюшки высадят ее на клумбы. А еще в планах — встреча «Пироги фруктовые, сладкие, клевые», обмен опытом цветоводства, консервирования овощей и много-много чего еще.

Природа, видно, победит

За чаем мне рассказали, что, когда закрылся совхоз, опустели и стали стремительно зарастать березняком и молодыми соснами поля, лесная живность осмелела. Забегают на улицы зайчишки, лисы, прямо в деревне бобры построили себе хатки на Майгаше, бегают по дорогам, плещутся. Прямо экопарк, а не деревня! У Нины Михайловны Акишевой речка течет прямо за огородом. Когда приезжают внуки, все-то им нужно пойти на бобров смотреть. А ведь бобр — зверь немаленький, зубами деревья валит, может и напасть на ребенка.

Приходится внучат пугать: «Без меня не смейте ходить, а то бобры вам ноги хвостом перешибут!».

Сколько же людей в Калиновке осталось? Нине Анатольевне как-то не спалось, и стала она считать по дворам, насчитала 95 человек. Молодежи, конечно, мало. Двое ребят учатся в училище, на чем придется ездят в соседнюю Башкирию в Белокатай. Школьников всего десять.

Работать можно если только на ферме — так калиновцы называют агрофирму «Калиновка». Но зарплаты там низкие, не проживешь. Многие ездят на вахту. Например, одна из хозяюшек, Татьяна Петровна Дьяконова, не смогла побывать на нашей встрече, потому что как раз на вахте. Работала она раньше на ферме, денег не хватало, и она уволилась. Устроилась в Челябинске кондуктором, сначала на трамвае, сейчас — на автобусе, 15 дней работает, 15 дней дома. А дети у нее давно в Челябинске живут.

Еще больше стаж вахтовика у мужа Галины Валентиновны Редреевой,  Николая Александровича. Он еще с 2000 года, как закрылся совхоз, уехал на Север и работал так 13 лет, до самой пенсии. Вахты у него были по месяцу.

«И ему там тяжело, и мне здесь одной плохо. Сначала я еще сама за скотиной ходила, потом убрали», — вспоминает Галина Валентиновна.

Скотину вообще мало кто держит: возраст уже не юный, тяжело. Из шести хозяюшек только у Нины Анатольевны корова. Правда, козы, куры, кролики у многих, но эту мелочь за скотину не считают.

Шесть хозяюшек сидели со мной за столом. Кто-то из них живет с мужем, кто-то вдовствует. У всех есть дети, у Редреевых их даже пятеро, но ни у кого дети не остались жить в Калиновке. Посчитали ради интереса, сколько же на шесть семей детей и внуков, которые могли бы жить здесь, но будут приезжать в родную деревню разве что погостить. Оказалось, 39 человек.

Вот так, постепенно, на северном краю Челябинской области природа отвоевывает свои земли, которые когда-то освоили люди. А в маленькой библиотеке собираются хозяюшки, чтобы почувствовать себя нужными друг другу, чтобы вместе ждать приезда детей и внуков.

Алена ПАНКРАТОВА

Читайте по той же теме:

По улицам села Калиновки впервые прошел «Бессмертный полк»

В Калиновке ребятишки с помощью взрослых восстановили размытый мост

В селе Калиновка провели трехнедельный марафон добра

В Калиновке Нязепетровского района ни работу, ни жилье никому не надо

Источники

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть