Достопримечательности города Дмитровск (Орловская область)

В цикле Малые города сегодня мы отправимся в Дмитровск Орловской области. В регионе он известен своими полуфабрикатами — там расположено несколько заводов, и на каждом из них ежедневно лепят около полутонны пельменей. Любят это привычное блюдо и в необычном поселении пифагорейцев, которое находится рядом.

За очередной «Ладой» по главной улице катит велосипед. Ночью похолодало, и дорога местами — как каток, но водитель едет уверенно, видно, что ему не впервой крутить педали в мороз. Двухколесное авто бензина не просит — бережет рубль круглый год. Пешеходы в ожидании автобуса обсуждают последние новости: в городке недавно открылся популярный сетевой магазин. Одни и те же разговоры кочуют с остановок общественного транспорта в дома, а оттуда — в парикмахерские, на рынок и в заводские цеха.

«Семья. Столько лет работаем — становимся одной общей семьей», — говорит Светлана Рыбцева, рабочий цеха полуфабрикатов.

За сутки цех полуфабрикатов выпускает четыреста килограммов пельменей. Специальный аппарат штампует заготовки, а мастера вручную их дорабатывают

«Вот мы засекали. Где-то лоток, в лотке примерно 2 кг. Это минута», — говорит Светлана Рыбцева, рабочая цеха полуфабрикатов.

Дмитровский мясоперерабатывающий комбинат открылся 5 лет назад. Сейчас на предприятии работают 65 человек.

«В Дмитровске, в самом городе, ДМК наша — самая хорошая престижная работа, и заработок там в 2 раза лучше, чем на остальных», — говорит Снежана Пахомова, сотрудница Дмитровского мясокомбината.

Предприятие обеспечивает заработком и сотрудников, и поставщиков — фермеров в Орловской, Курской и Белгородской областях. В планах — до конца года увеличить объем производства в два раза. Сотрудники сияют не хуже начищенных металлических столов и чанов — нет причин волноваться о завтрашнем дне. Их соседи в небольшой деревеньке на окраине Дмитровска тоже о кризисе не переживают, потому что когда-то решили: нет денег — нет проблем.

Герои, к которым мы едем сейчас, постарались уехать как можно дальше от цивилизации, и вот нам кажется, что у них получилось. Не край земли, конечно, но близко к цели. Про таких в последнее время говорят «дауншифтеры», сами себя они называют «пифагорейцами». Что связывает наших героев с Древней Грецией, узнаем, как только доедем. Если, конечно, у нас получится.

На веревках сушится белье, у стены старенького дома под самую крышу сложена поленница. Все, как в обычной деревне. Так думаешь, пока не увидишь на дереве избушку с дымящей трубой.

«Там Ирка, наверное, спит. Вон видишь, печка топится, и мы 5 лет там. У нас была квартира на Арбате трехкомнатная, и она переехала», — говорит Андрей Дроздов, член пифагорейской общины.

Жену декабриста Ирину мы так и не увидели. Может, и правда, крепко спала, а может, не захотела показаться перед объективом телекамеры спросонья.

Оказалось, что ядерный физик променял столичную трешку на скворечник в Орловской деревне ровно по тем же причинам, по которым успешный бизнес-тренер из Владивостока уехала за тысячу километров от дома и уже три года ткет один ковер. В той жизни им ни на что не хватало времени, и постепенно она начала терять смысл

«Меня свел с ума этот мир. Я больше не смогла в нем жить. А здесь я почувствовала себя человеком, когда я впервые встала на землю, что-то мы вместе вырастили, это такое счастье испытать», — говорит Татьяна Мельник, член пифагорейской общины.

Таких счастливых 8 человек — уже долгое время это и есть постоянное население необычной деревни. Пифагорейцы поселились под Дмитровском около 30 лет назад. Скупили по дешевке дома тех, кто в то время как раз бежал в обратном направлении — из села в город, — построили новые. Есть даже гостиница для новобранцев, желающих примкнуть к общине, — такие тут появляются постоянно. Одни, как перекати-поле, поживут и несутся дальше. Другие остаются, впрягаются в рутинную пахоту: работают в огороде, ведут хозяйство

«Общая. Нет-нет. У нас нет своих денег. Нет своего хозяйства. У нас все общее. Простыни, одна рубашка на всех», — рассказывает Андрей Дроздов, член пифагорейской общины.

«Просто оказалось, что это настолько выгодно. Вот на что я там получаю какую-то пенсию, да я же на нее не проживу, а все вместе — оказывается, что у нас все есть», — добавляет он

В поселении есть ответственные за конкретное дело — например, швея, которая штопает общие простыни и рубашки. Есть работа, которую выполняют вместе, и есть дежурство: Катерина на этой неделе заведует кухней.

Лифт для еды, как и почти все в домах, собрали сами — применив разный опыт и знания, которыми владеют. Примерно так и совершали открытия в разных областях от музыки до геометрии члены союза, созданного древнегреческим философом. Современные пифагорейцы по науке обустраивают и свой быт, и соседский. Кроют деревенским крыши, собирают печи. Те в ответ снабжают домашними яйцами и молоком. Оказалось, что и храм в честь Аполлона — не помеха дружбе с местным батюшкой. Жизнь бок о бок примирила тех, кто убежал от сытой работы, с теми, кто за нее держится.

Город в начале XVIII века основал молдавский князь Дмитрий Кантемир. Его усадьба дошла до наших дней и стала достопримечательностью Дмитровска. Князю также принадлежало и подмосковное имение Черная Грязь. Его выкупила Екатерина Вторая и переименовала в Царицыно, сегодня это музей-заповедник.

Орловская область редко светится в туристических новостях. Эксклюзив здесь один: Тургенев Иван Сергеевич. Природа красивая, но у соседей — Тульской, Липецкой, Курской, Брянской и Калужской областей — в целом не хуже. Главные туристические направления почти не изменились с советских времен: собственно Орел (литература, культура, история), музей-заповедник Тургенева «Спасское-Лутовиново», Болхов и Болховский район (культурно-познавательный туризм, к которому в постсоветское время прибавился паломнический). Из нового — национальный парк «Орловское Полесье», он был образован в 1994 году. Тут и Тургенев, и зубры, и даже остатки древнерусской крепости Хотимль.

Промышленность и сельское хозяйство остаются главными столпами орловской экономики (земли на юге области лежат в благодатной черноземной зоне), но теперь приходится думать и о туризме: из Москвы всем дали понять, что отныне это задача государственной важности. Однако проблем накопилось много: ветхая инфраструктура — от музеев до гостиниц, нехватка квалифицированных кадров, но главное, пожалуй, — недостаточная известность местных достопримечательностей.

Сама область компактна и очень удобна для автопутешествия. Если брать традиционную точку отсчета, Москву и Орел разделяют 370 км, многие даже на дачу ездят дальше. В Орел отправляются больше двадцати поездов в день, автодорога прямая и удобная. Поездка на выходные — прекрасный вариант, можно без особой спешки успеть посмотреть несколько самых известных мест. Расстояния между основными «точками интереса» небольшие — усадьба Спасское-Лутовиново, Мценск, Болхов, нацпарк «Орловское полесье» расположены в 60–70 км от Орла.

От боевой древности, впрочем, ничего не осталось: до XVII века по орловским землям проходила южная граница Русского государства, стояли деревянные крепости Большой Засечной черты. Покой там только снился — то татарские кочевники, то Смута с интервентами всех мастей. Но стоило угрозам отодвинуться — и началось каменное строительство, так что основные сохранившиеся достопримечательности относятся к XVIII и XIX векам. Надо заметить, что дореволюционная Орловская губерния была ровно вдвое больше современной области. Советские административные перетасовки привели к тому, что половина орловских районов отошла к соседним областям. Например, часть исконно орловского наследия Ивана Бунина досталась Липецкой области — к ней теперь приписан Елец, город бунинской юности.

Но всех затмил Тургенев — он властвует в Орловской области так же, как в Рязанской — Есенин, в тени которого пребывают и Паустовский, и академик Павлов с мыслителем Циолковским. Феномен орловского культа Тургенева объясняется, помимо прочего, сохранностью материальных памятников, связанных с писателем. Тургеневская усадьба Спасское-Лутовиново в 60 км от Орла и в 12 км от Мценска имеет статус музея-заповедника федерального значения, оставаясь самой популярной достопримечательностью области. Барский дом сильно пострадал во время Великой Отечественной, но был восстановлен, сохранились церковь и большой парк с прудами. Жители Орловщины любят отдыхать здесь летом — приезжают просто погулять. Рядом находится Бежин луг из «Записок охотника», в июне здесь проходит праздник «Тургеневское лето».

В Орле все литературные музеи объединены «под Тургеневым», то есть входят в Государственный литературный музей И.С. Тургенева на правах филиалов и образуют в центре города своеобразный литературно-исторический квартал. Дом-музей Н.С. Лескова, музей Леонида Андреева, музей И.А. Бунина и дом историка Т.Н. Грановского — все это подлинные старинные особняки. Чтобы точно никого не обойти вниманием, есть в Орле и «объединенный» музей писателей-орловцев. Он находится в дворянском доме, принадлежавшем племяннице Афанасия Фета. Экспозиция посвящена сразу пяти писателям: Афанасию Фету, Леониду Андрееву, Борису Зайцеву, Михаилу Пришвину и Ивану Новикову.

Областной центр сильно пострадал во время войны и оккупации, но по его облику этого не скажешь: Орёл, как и Смоленск, в послевоенное время был восстановлен из руин. Так в историческом центре осталась старинная застройка, существует уже упомянутый «музейный квартал», зеленеют многочисленные парки, в том числе Дворянское Гнездо (здесь стояла усадьба друга Тургенева, ставшая прототипом дома Лизы Калитиной из романа). По-прежнему живописна стрелка Оки и Орлика — двух рек, на которых стоит город, а через реки переброшены красивые мосты. В Орле сохранилась и своеобразная атмосфера образцового советского благополучия — возможно, из-за обилия сталинских домов, закрывших прорехи после разрушений 1941–1943 годов.

Помимо видов, Болхову помогает удачное расположение: отсюда около 90 км до Оптиной пустыни № 1 в Калужской области, рядом — нацпарк «Орловское полесье», на полпути между Орлом и Болховом — село с мрачным названием Злынь и усадьба конезаводчика Телегина с конезаводом 1911 года, удивительно радостный образчик русского модерна, лишь недавно дождавшийся реставрации. В итоге Болхов может предложить готовый и разнообразный «туристический продукт».

Другие орловские города — Ливны, описанные Паустовским в повести «Кара-Бугаз», Дмитровск-Орловский и Малоархангельск — туристов привлекать не собираются: пока нечем. У области были планы в отношении Новосиля — город с населением меньше 4000 человек не потянет самостоятельное развитие «пешего, конного и водного туризма на речке Зуше». Хотя можно было бы использовать сельскохозяйственную ориентацию города (гастрономический туризм) или попробовать творчески привлечь знаменитого уроженца Новосиля, Вячеслава Полунина. Идея не совсем безумная — ведь построил же граф Каменский Сабуровскую крепость в своем имении? Тогда, в конце XVIII века, идея тоже казалась безумной, а теперь это одна из главных достопримечательностей Орловщины, хоть и находится «сбоку» от основных туристических направлений, в 20 км к западу от Орла.

Источники

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть